Дорожка шагов
  Соня, подружка моей жены – обычная безумная мамаша из тех кому за тридцать, решила отдать свою дочурку в фигурное катание. Отдала. Через день, боясь диких пробок, моталась к ледовому дворцу на метро, чтобы не опоздать и уж тем более не дай Бог не пропустить ни одной тренировки. Только все напрасно. У ребенка фигурное катание вызывало гораздо меньше положительных эмоций, чем у мамочки, по правде сказать и получалось оно у дочки не особенно фигурным. Одним словом – холодно, скользко и твердо падать, вот и все впечатления за мамины деньги...
  Однажды тренер отвел Соню в сторонку и вкрадчиво начал:
- Вы только не переживайте относительно своего ребенка, она замечательная девочка, но я как тренер должен сказать вам прямо: фигурное катание не для нее. Нет, извините, данных. Попробуйте отдать ее в какой-нибудь другой спорт. Тут нет ничего страшного, я это девяносто пяти процентам говорю, но факт – есть факт. Поищите, есть виды спорта и попроще.
  Соня для порядка всплакнула (имела право) и ответила старому тренеру:
- Как жаль, а я ведь так хотела хоть из дочери сделать чемпионку мира по фигурному катанию.
  Тренер от неожиданности не удержал смешок и переспросил:
- В смысле, хоть из дочери?
- Вы понимаете, я еще совсем маленькой девочкой смотрела по телевизору Ирину Роднину, все мечтала, когда выросту тоже стану чемпионкой мира и тоже буду стоять в коньках на пьедестале почета, с золотой медалью на шее. Но у дочки вот не сложилось... Послушайте, а может, попробуете потренировать меня!? Я буду очень стараться. Ну, пожалуйста. Какая вам разница за кого деньги брать?
- Стоп, стоп, стоп! Успокойтесь, пожалуйста. Как какая мне разница? Я тренер, а не аниматор. Хотите кататься на коньках – езжайте в любой торговый центр и нарезайте круги в свое удовольствие.
- Ну, я же хочу не просто кататься, а чтобы вы меня серьезно тренировали – всякие там фляки – шмяки. Я очень старательная, вот увидите.
- Какие там шмяки? Вам извините уже хорошо за тридцать. Больше двадцати лет назад, еще до перестройки, вам - уже было поздно начинать. Разыгрываете меня что ли?
- Ну что вы теряете? А я должна хотя бы попытаться, а то умру, так и не попробовав. А...? Ведь каждый, даже самый немыслимо трудный путь начинается с первого шажочка...
- Тут вы конечно правы, но возраст... А хорошо ли вы катаетесь вообще?
- Если честно, то ни разу пока не пробовала, в детстве родители коньки не покупали, боялись что опасно, а потом как-то уже не до того стало.
- Так вы хотите, чтоб я научил вас стоять на коньках?

- Ну, это программа минимум, а вообще-то я хотела бы стать чемпионкой мира по фигурному катанию...
- Интересно, кто-нибудь скажет мне: Почему я тут с вами до сих пор еще стою и разговариваю?
  Соня не отлипала, держала тренера, как тиски. Это был ее первый - самый важный шажок.
  Потом был и второй – купила себе коньки.
  Потом третий, четвертый, шажки были совсем крошечные, но они были и все как один - в верном направлении, ведь несмотря на кривые ухмылки окружающих, она поверила в себя.
  С тех пор прошло несколько лет упорных тренировок. Наша Соня еще не стала чемпионкой мира, но шажки на пути к своей мечте она и не думает сбавлять, а даже наоборот, их набралось уже на целое кругосветное путешествие.
  Очередной ее недавний шажок (но далеко не последний), был сделан на чемпионате мира, когда она шагнула в Американском городе Бостоне на пьедестал почета в составе российской команды балета на льду.
Пусть пока не золото, а всего лишь серебро, но я почему-то не сомневаюсь, что рано или поздно Сонька обязательно станет чемпионкой мира и с удовольствием еще поплачет под Российский гимн. Так и будет , она упертая...


Коля
   Завтра будет два года с тех пор, как умер Коля. Скорее всего, я его знала с самого рождения, но в моей памяти он присутствует с моих семи лет - в тот день я здорово поругалась с подружками во дворе, и, надавав и наполучав тумаков, я, зареванная, побежала домой. Самое обидное, что меня оставили без медвежонка, - его даже не отняли, просто выбросили в лужу, пока мутозили друг друга.
   Коля сидел на стульчике перед подъездом, и улыбался. Я бы пробежала мимо, но он прогугукал мне и распахнул руки. Я остановилась, а Коля пошарил в одной из своих авосек и достал какого-то пластмассового зайца, и все так же улыбаясь, мне его вручил, и прогугукал, что его зовут Коля, и спросил мое имя. С тех пор я его и помню. Он всегда сидел у нас во дворе. Он очень любил солнышко и детишек, и здорово не любил дождь и милицию. Я росла, а Коля все так же сидел на стульчике во дворе, и помогал дворникам, сначала - дяде Грише, потом, когда дядя Гриша переехал, - какому-то парню, по-моему, он был из Татарстана, потом - таджику. И все так же радовался солнышку и детишкам, и все так же расстраивался из-за дождя и милиции.
   Я вышла замуж в двадцать и очень быстро родила ребенка. Мы, то есть я, муж и сынишка жили в моей квартире, а Коля все также сидел во дворе, радуясь солнышку. Когда мне исполнилось 27, у меня, как это обычно бывает, случилась тяжелая полоса. Муж стал пить, и параллельно увлекся другой, дал понять, что со мной жить дальше не будет. Это была череда скандалов и истерик, большей частью с моей стороны. В один из таких дней, я выскочила во двор, зареванная, готовая то ли удавиться, то ли удавить всех вокруг, и налетела прямо на Колю. Коля опять меня поймал, распахнув руки, и опять стал рыться в авоське. Мне, конечно, было не до него, по-моему, я выругалась матом, и ударила его, и убежала, тут же про его существование забыв.
   Он пришел к нам домой вечером, с медвежонком в одной руке, и с бутылкой водки в другой. Я сначала не могла понять, чего он хочет, а он все протягивал мне медвежонка, и гундосил, что хочет поговорить с мужем. Хмурый муж выполз, начал толкать Колю вон, а тот все протягивал ему водку, и что-то гундосил. Потом как-то ругань стихла, видимо, бутылка была хорошим поводом, мужчины засели на кухне, а я через стенку слушала, о чем они говорят. То есть, не говорят, а гундосят, Коля рассказывал мужу, пока тот молчал о том, что у нас во дворе совсем мало детишек, и что меня он знает всю жизнь, и что очень нужно, чтобы у нас еще один ребенок родился. Он совсем нескладно это рассказывал, но упорно, муж рычал сначала, потом перестал. В какой-то момент я уснула. Проснулась с мужем, - он обнимал меня.