Рассказывал мой друг, которому я верю, как говориться, как самому себе. Работал он лето в «дикой бригаде» или по-другому «на шабашке». Было это в советские времена в Казахстане. Скотоводческие колхозы: денег много, строить надо, а строить некому. Вот и готовы были председатели платить кому угодно, лишь бы хоть как-то строили, все равно деньги надо куда-то пристраивать (как тогда говорили, осваивать), а просто так их не истратишь: советское время. В общем, по окончании строительного сезона и по случаю получения полного расчета где-то от 1500 до 2500 рублей на нос (люди постарше помнят какие это бешеные деньги при инженерном окладе в 120 плюс прогрессивка) была устроена грандиозная пьянка. Почему бы и не попьянствовать: мяса на шашлык в колхозе набрали лучшего и на халяву, хлеб – 24 коп. буханка белого, водка 3,62 бутылка – пей-не-хочу. Погуляли от души, еще и утром осталось. Продолжали всю дорогу, пока домой (все из одного городка) добирались. В общем, мой друг попал домой уже, когда стемнело и в полуневменяемом состоянии. Но, по причине вручения своей жене внушительной суммы денег, оной бит не был, а был прощен и в горнице светлой уложен почивать. А проще говоря, ему постелили на кухне улучшенной планировки.
   Утром, поправив здоровья пивком и ничем более, рассказал супружнице о своем житье-бытье на стройке. Жена, в свою очередь, о новостях провинциальных нежно мурлычет (как же – такие деньжищи), в общем, идиллия. Когда все новости были исчерпаны, начали строить планы на будущее: куда и сколько будет истрачено. «Первым делом купим цветной телевизор, как у Поповых, - мечтает, жена, - уж при 2000 рублей мы можем себе это позволить. «Как 2000, - ахнул мой друг, - было же 2400!!! Неужели пропили?!». Ахнул он это, естественно, про себя. Вслух же пытался еще как-то поддерживать беседу, мысленно пытаясь припомнить все детали предыдущего дня. «Тебе плохо? Может тебе водочки налить?». «Не надо, пойду, пройдусь немного», а сам уже как на иголках: как же так, куда 400 рублей делись. Пропить за вечер, да еще в колхозе, где никаких других развлечений, типа женщин нетяжелого поведения, нет, при всем желании невозможно. Не забывайте, что это происходило в советские времена. В общем, рванул он по всем, с кем бухали в последний вечер, благо все жили в одном городке, в надежде, что кому-то занял (хотя зачем – непонятно, все ведь деньги получили). Всех обежал – никто ни сном не духом. Остается одно: потерял. В общем, со временем боль утраты, как говорится, утихла. С тех пор прошло два года. Шабашек таких уже не подворачивалось. О той пропаже он и думать забыл. И вот как-то утром мучается мой друг с громаднейшего бодуна. А повод был серьезнейший: жена уехала отдыхать. И вот, проводив супружницу на вокзал, друг мой Колька, отрывается на полную катушку. Наутро испытывая на себе всю пагубность неумеренных возлияний, вывернув все карманы, имеющиеся в доме, и обзвонив всех близких, не очень близких и совсем не близких знакомых в поисках хоть каких-то грошей на опохмел, он понял, что жизнь подошла к своему логическому завершению. В том смысле, что он сейчас попросту помрет тяжкой неопохмеленной смертушкой. Но, так как на миру и смерть красна, решил он перед смертью прогуляться, в слабой надежде где-нибудь, что-нибудь найти. И вот накинув курточку, он пытается обуться, его штормит и, чтобы не упасть, он хватается рукой первое, что подворачивается под руку. А под руку поворачивается настенная лампа довольно внушительных размеров. Эта лампа от стены, естественно, отрывается и на голову горемыки проливается дождь из КРАСНЫХ СОВЕТСКИХ ЧЕРВОНЦЕВ ОБЩЕЙ СУММОЙ В 400 РУБЛЕЙ!!! Правда, то, что там было именно 400 рублей, выяснилось чуть позже после исполнения народного танца племени мумбо-юмбо. ЭТО БЫЛИ ТЕ САМЫЕ 400 РУБЛЕЙ, ЗАНАЧЕНЫЕ В ПЬЯНОМ СОСТОЯНИИ ИМ ЖЕ САМИМ ОТ ЖЕНЫ В ВЕЧЕР ПРИЕЗДА 2 ГОДА НАЗАД. Есть бог на свете!

***
   Был у меня когда-то друг Саша Беспалов, наш барабанщик. В смысле, барабанщик в нашем, стандартном для тех времен, квартете – три гитары и барабан. Было нам тогда по 16-17 лет. Любили и выпить, и пошутить, и отчебучить что-нибудь, в общем как любая молодежь в любые времена.
Дело было в общежитии ПТУ, а может и в какой другой общаге, не суть важно. То ли в конце 60-х, то ли в начале 70-х годов. В большой моде у молодежи и в нелюбви, соответственно, у старшего поколения, были длинные волосы у парней. Вот это, я вам доложу, была война поколений: старшее поколение (все без исключения, сочувствующих не было) старались нас привести в надлежащий вид (попросту подстричь). Мы же изо всех сил сопротивлялись, всеми силами оберегая с таким трудом отращенные прически «а-ля Beatles». Саша был, мягко сказать, не очень послушным ребенком, и, не смотря на то, что его мать работала в школе завучем, на поприще отращивания волос весьма и весьма преуспел. Как ему завидовали ребята – еще бы, барабанщик, да еще с такими длинными волосами! Волосы у парней нииже плеч, кстати, что в те времена приравнивалось чуть ли не к политической диверсии! А в истории, которую я хочу рассказать, как раз эти самые волосы и являются ключевым моментом. Как-то в разговоре кто-то из ребят приколол Сашу Беса, что, мол, тебе с такими волосами можно и женский туалет ходить. Слово-за-слово, побились об заклад, что Бес сходит в женский туалет, да не просто так, а «по-большому». Нимало не стесняясь, он пошел и уселся там делать, что задумано. Если кто помнит, общаговские тогдашние туалеты выглядели так: унитазы вцементированы в небольшое возвышение и отделены друг от друга лишь небольшими перегородками. Дверей, видимо, и в проекте заложено не было. В общем, сидит он и тут заходит дамочка, причем весьма молодая. Равнодушно бросает взгляд на Беса (напомню: длинные волосы и молодое лицо) и было уже двигается дальше, но тут ее, видимо, что-то заинтересовало в облике незнакомой молодой девушки (читай: Беса) и она, притормозив, опять взглянула на сидящую «девушку». Затем взгляд начал перемещаться вниз… «Я думал, что у нее выскочат глаза из орбит, а я оглохну от ее запредельного визга!» - в десятый раз рассказывал потом Санек за выигранным пузырем каждому новому слушающему.
***
   Случай с тем же Бесом (Сашей Беспаловым). Пришел он как-то ко мне в гости, что-то обсудить. Надо сказать, что, приходя ко мне, Саша всегда пил у меня чай, причем крепчайший, и на стакан сыпал не менее шести чайных ложки сахара. Я не к тому, что жалко, ни в коем случае, просто показать, как он любил сладкий чай. Так вот он, как всегда, попросил у меня чаю. Я в это время настраивал гитару и сказал ему, чтобы он сам себя обслужил. Он налил в кухне себе чай, принес в комнату, чтобы сподручнее разговаривать было, и не найдя сахарницы принес попросту всю банку с сахаром. Сахар у меня был в обычной пол-литровой банке (это важно). С комфортом расположился, поставил перед собой стакан с чаем, цветом больше похожий на кофе насыпал туда, как обычно, шесть ложек сахара и, помешивая ложечкой, что-то начал мне рассказывать. Я ему что-то отвечаю и вдруг вижу, как у него удивленно вытягивается лицо: «А что это с чаем такое?». Я смотрю на его чай – он по мере размешивания ложечкой сахара становиться все светлее и светлее, пока, наконец, не стал похожим на обыкновенную мочу. Я сразу понял, в чем дело, но от смеха не могу произнести ни одного слова. Кое-как я выдавил из себя вперемешку со смехом: «Саша, я бы не советовал тебе пить ЭТО!», но вряд ли он меня понял, так как отхлебнул большой глоток из стакана. Боже, это надо видеть: какое у него было лицо! Минут несколько я катался по полу, потому что в кресле сидеть уже не мог. Я точно знал, ЧТО он выпил и каково это на вкус, так сам недавно попался на это. Дело в том, что на кухне действительно был сахар в пол-литровой банке, но он взял банку не из того шкафчика. В другом шкафчике стояла точно такая же пол-литровая банка, но - С ЛИМОННОЙ КИСЛОТОЙ!!! Представьте себе 6 чайных ложек, да еще с горкой, на всего лишь один стакан чая!

***