Немного просмеявшись, девушка кое-как, сквозь постоянные позывы смеха, девушка произносит: «Я представляю его лицо, когда он откроет коробку!!!». Оказывается, девушка работает медсестрой, и везла медицинские анализы призывников из военкомата в лабораторию…
***
Кто помнит общественный транспорт в часы пик в советские времена – тот поймет. Автобусная остановка близ заводской проходной. Конец работы – все спешат домой, всем нужно уехать. Народу, как всегда, больше, чем может вместить автобус, поэтому рассказывать о том, как рабочий люд штурмовал входные двери, не буду. Просто несколько зарисовок:
1. Девушка уже внутри салона, но из-за давки не имеет возможности оглянуться, чтобы посмотреть – влезла ли подруга. А посему просто кричит: «Ленка! Ты влезла?». Ответ подруги, судя по прерывистой интонации, усиленно отвоевывающей себе жизненное пространство, мгновенно повышает настроение всему автобусу: «Да влезла… Представляешь, не успела ногу поднять – уже засунули!». Видимо она все же имела в виду ступеньку автобуса, а не то, что некоторые подумали…
2. Некоторое отступление. На заводе, если кто помнит, были так называемые рабочие магазины. То есть в них советские трудящиеся могли, хотя бы иногда, купить себе колбасы, мяса, яиц и т.п. А посему, некоторые семейные дамы, кому повезло отовариться, с работы шли уже с сумками, неся домой вожделенный продукт в виде тех самых продуктов. Теперь сама история. На автобусной остановке волею судеб, а точнее пассажиропотока, двух дам, сотрудниц и подруг, разнесло к разным дверям подъехавшего автобуса. Более того, тот же пассажиропоток внес их в салон автобуса. Кто помнит – это когда попадаешь в середину этого потока. В этом случае нужно просто отдаться воле судьбы и успевать вовремя поднимать ноги при прохождении сквозь двери. Еще один момент – одна из дам имела при себе сумку с купленными в магазине яйцами, и, по понятным причинам, старалась держать оную над головой. Нет, все закончилось не так, как ты, читатель, себе представляешь. Идем дальше. Вышеназванную дамочку с сумкой, опять же волею судеб, занесло в переднюю дверь. И прижало к кабине водителя. Тут требуется еще одно пояснение – автобус был ЛИАЗ. Если помните, в нем кабина водителя отделена от салона перегородкой с таким же окном, как и в салоне. Форточка в этом окне, как правило, сдвинута, чтобы водитель мог, при надобности, общаться с пассажирами (какие микрофоны, господь с вами – провинциальный городок, советское время!). Так вот, чтобы уберечь свою покупку от превращения ее в яичницу, сия тетка просто просунула руку с сумкой, благо та небольших размеров, в эту самую форточку в кабину водителя. Помните – там слева водитель, а справа кожух водителя? В общем, все довольны, никто никому не мешает: водитель за рулем, сумка над мотором (водиле не привыкать – он с понятием), дама попала с автобус с первого раза, скоро будет дома, да с покупками. Но что в это время ее подруга? А ее так же удачно занесли в автобус, только в заднюю дверь. Но она настоящий советский товарищ, поэтому, устроившись более-менее сносно сама, и даже стоя на двух ногах, она интенсивно начинает беспокоиться за свою подругу, с коей была разлучена вышеописанным пассажиропотоком. И для этого она начинает громко кричать на весь автобус: «Мария Ивановна! Вы влезли?». На что получает такой же громкий и четкий ответ: «Да! Я здесь у водителя яйца держу!». После этого водитель некоторое время не мог тронуть с места автобус…

***
Сыну тогда было 3 года. Как-то поднимаемся домой по лестнице (живем на четвертом этаже), я его за ручонку держу, разговариваем о том, о сем. И вот сынишка спрашивает: «Папа! Хочешь, сбок покажу?». Ну, думаю, опять какую-нибудь железяку подобрал. «Покажи, конечно!» - и присаживаюсь перед ним, чтобы лучше рассмотреть его находку, которой он мне, как мне подумалось, хотел похвалиться.
И вдруг он мне с размаху лепит точно в глаз! Причем бьет типично по-боксерски – от плеча. А так, как кулачок у него маленький, то кости черепа его кулачок не задерживают. Ощущение такое, что в глаз со всего размаха ткнуть пальцем! Некоторое время я был в подвешенном состоянии – вне пространства и вне времени. Когда зрение, наконец, частично восстановилось, я выяснил следующее. Оказывается, мой шурин (мой ровесник) – любитель бухнуть и по этому делу подраться, научил моего сына некоторым приемам, дабы он мог постоять за себя в нужный момент. Так вот, этот самый сбок – это бокс! Просто сын, за малыми своими годами, просто неправильно запомнил название. Кстати говоря, эти и последующие уроки шурина, весьма пригодились моему сыну в жизни.

***
   Тот же завод. Я работаю киповцем. Для тех, кто не знает: КИП и А – это контрольно-измерительные приборы и автоматика. Так вот, по ходу наша группа обслуживала еще и городскую котельную, расположенную за территорией завода метрах в двухстах, от южной заводской проходной. Эта и еще пара-тройка отдаленных проходных служили для въезда-выезда транспорта. Нам же, киповцам, через нее ходить было намного ближе, чем через центральную. Нас все знали, так что крайне редко кто интересовался (в основном новенькие охранники) куда и зачем мы идем в рабочее время в рабочей одежде, да еще с какими-то приборами в руках. Обычно мы просто отвечали – киповцы, идем на котельную. Ну, а приборы, как вы понимаете, мы несли либо на замену (туда), либо в ремонт (обратно). И вот, в один прекрасный весенний день, настроение хорошее, никто не с похмелья, все молодые, подходим мы с очередными приборами к этой проходной, а нас не пускают! Новый охранник, пожилой казах. Видимо из чабанов. Русскую речь понимает не всю, разговаривает, скажем, так, понятно, но не очень. Его можно понять, он исполняет указания – без пропусков и разрешения на груз никого не пускать. Оно, конечно, так – и пропуск должно предъявлять, и разрешение на вынос приборов за территорию предприятия. Но пропуска-то в раздевалке в чистой одежде (кто же их с собой на рабочее место берет). А каждый раз оформлять в заводоуправлении разрешения на вынос каждого прибора – это когда же работать-то!? Мы ему, как обычно объясняем – киповцы мы, мол, несем приборы в котельную. Не понимает. Мы ему стараемся более доходчиво объяснить: «Дед, киповцы мы! Это контрольно-измерительные приборы и мы их несем на замену, на котельную, взамен вышедших из строя! Мы работаем в КИПе! КИП и А – это контрольно-измерительные приборы и автоматика! Ты позвони на центральную проходную – там тебе все объяснят!». Понял, звонит: «Тут какие-то ребята автоматы несут! Что делать?». От этих слов нас такой смех разобрал, что мы слова сказать не можем, не то что поправить его. Через несколько минут к проходной подлетает машина, из нее выскакивают охранники и забегают в проходную. И ведь арестовали бы, если бы нас не знали!
***
   Маленькая зарисовка о работе в КИПе. Прикольно было затянуться сигаретой, подкрасться сзади к какой-нибудь киповке, занятой ремонтом прибора (в то время эти приборы были размером с телевизор), и выпустить потихоньку струю дыма в нижнюю часть прибора. Это нужно было делать, когда начинка прибора находится в выдвинутом состоянии. А так как очередная жертва розыгрыша занята ремонтом, то струю дыма она не видит. Зато видит, как ее прибор неожиданно начинает дымиться! Начинается паника, судорожное выключение прибора из сети (приборы-то дорогие и требуют, как правило, длительного ремонта), пока приходит понимание розыгрыша! Ловились все и всегда. Не всегда удавалось убежать…

***