* Вечером на улицах пусто - на экраны вышел "Место встречи изменить нельзя".
* Советские войска вошли в Афганистан совершать акты оказания братской помощи, освобождения и прочего патриотизма. Нас заставляют выписывать в тетрадки статьи из газет и зачитывать их на политинформациях. Я выбираю статьи не по содержанию, а по размеру, чтоб была не сильно большая, но и не в две строки, причем абсолютно без разницы, о чем в ней говорится.
* Шпроты - это деликатес.
* Латвия, Литва и Эстония - это не заграница, но все равно очень интересно.
* Я - самый счастливый ребенок: у меня есть "Салют" с катафотами и прищепкой-трещалкой. И я видел, как старшие ребята пытались курить папиросы "Любительские", прикуривая от костра. Хотя, по-моему, интереснее "выстреливать" из папиросы табаком, сильно дунув в нее.
* Скоростными темпами выстраивается Олимпийская деревня в Москве и проходит Олимпиада, злостно бойкотированная США и сочувствующими ей империалистами.
* Я собираю громадные коллекции сувениров с олимпийским Мишкой, спичечные коробки с породами собак и круглые пластмассовые значки с лошадьми.
* А этот советско-олимийский мульт-идиотизм с бесконечными выкриками: "А баба яга против!"!
* Заучиваю клятву пионера, боясь забыть или пропустить хоть слово. Это первое заученное произведение в прозе. На церемонии вручения нам наших же галстуков вожатый читает по предложению – и мы всей толпой за ним повторяем… Это был самый первый "звонок" - какого черта я ее учил?
* Я ошарашиваю родителей вопросом: "Почему наши генеральные секретари все умирают и умирают, а Рейган все живет и живет?". Дома валяются газеты с галереями фотографий членов политбюро. Мы их вырезали и хранили, чтобы знать, кто кем является.
* Самые интересные учебники - по литературе. Там много портретов великих русских писателей. Правда, рожки нужно рисовать карандашом, чтобы можно было потом стереть ластиком, перед тем как сдать в библиотеку.
* Курить нельзя - иначе могут исключить из пионеров. Да и в комсомольцы не возьмут.
* Все еще хочу в армию, в Афганистан, или, в крайнем случае, на границу. Родители почему-то против.
* Где-то там далеко происходит перестройка и совершается гласность. Где-то там выясняется, что на самом деле не все у нас было в порядке и надо обязательно что-то углубить и расширить. Несмотря ни на что, процесс пошел, консенсус достигнут и это правильно. А я пошел в институт.
* Доктор Хайдер надевает лыжную шапочку и устраивает голодовку у Белого дома.
* Студентов опять не берут в армию, да мне как-то уже и неохота. Не так там все романтично, оказывается, на самом деле. Тем более, что ходят всякие жуткие рассказы про дедовщину и стройбат.
* Наши вышли из Афганистана. Последним через мост шел генерал Громов. Круто!
* В институте последний раз увозят на картошку. Борьба уже не за количество собранной картошки, а за половые подвиги. Дискотеки, водка, гречка и страшилки про бром в киселе. Если не ходил драться с деревенскими – значит "не наш". А не драться – не получалось: деревенские охраняли подступы к соседнему пионерлагерю, где в это время были студентки педагогического.
* Говорят, мы больше не будем учить съезды партии. Историю КПСС отменят?
* Появляются стихийные рынки и видеосалоны. Всего за один рубль можно приобщиться к величайшему китайскому искусству, где орут на высоких тонах и лупят друг друга ногами. Вместе с этим можно посмотреть и по-настоящему интересные шедевры капиталистического кинематографа.
* Цоколи "хрущевок" оборудуются под "качалки". Открываются запрещенные ранее секции карате. В редких из них учат не просто "бить в репу", а еще и рассказывают про идеологию боевого искусства, хотя «сенеси» и сами мало что понимали в этой идеологии.
* Постепенно меняются значения слов. "Трахнуть" – это уже не просто ударить; "крутые" – это не про яйца и горы; "телка" – не молодая корова; "мочалка" – не предмет для мытья; "колеса" – не только для машины; "баян" – не только музыкальный инструмент; "штакет" – это не от забора, "пацаны" - это не огольцы-подростки, "братан" - это не только любимый старший брат, а "голубой" - это уже дано не цвет (ну, не гады ли - испоганить такое хорошее слово!?).
* На страховку по достижении совершеннолетия и на накапавшие за время института проценты едва-едва можно постричься.
* Присоединение ГДР к Федеративной Республике Германии. "Наши люди" в Германии по привычке шепотом в телефонную трубку рассказывают о том, как гэдээровцы сметают все с прилавков магазинов "загнивающего капитализма".
* Цензуры в СМИ больше не будет?
* Разбился Виктор Цой. Все подъезды в домах пестрят надписями "В. Цой жив".
* «Кар-мэн» "Лондон, goodbye!". Слушаем вместе!
* Совсем другая страна … Распределения студентов нет. Есть распределение собственности. Модно слово "брокер". Вагоны с мармеладом меняются на вагоны с дыроколами, не покидая мест их производства.
* Все продается вагонами и самовывозом.
* Первая открытая мной фирма по купле-продаже всего на свете. Назвал просто – малое предприятие "Норд", с белым медведем на логотипе.
* Мой первый автомобиль Волга ГАЗ-24 - на барахолке с рук за бешеные деньги в хорошем техническом состоянии.
* Внезапно и неожиданно случается путч. Дети во дворе теперь играют в гэкачепистов, а первый и последний президент СССР уходит в отставку.
* Оказывается, у нас тоже есть Белый дом. В Москве стреляют и переворачивают троллейбусы. Ждем, когда бэтээры появятся и на наших улицах.
* Покалеченные афганцы занимают места в переходах. Те, кто еще может передвигаться, продают ширпотреб водителям машин, останавливающихся на светофорах.
* Первый заработанный миллион.
* В магазинах - только соль да спички и постное масло.
* В октябре на глазах у десятков людей убивают Игоря Талькова. Убийца известен, но не осужден. Тогда это меня сильно удивило…
* "Queen" тоже больше не будет - Меркьюри умер от СПИДа.
* В январе Ельцин издал указ об отпуске цен и о свободе торговли. Почти на все товары вводятся карточки. Страна находится на грани голода. Жители многоэтажек в подвале держат кроликов и кур.
* Появились ваучеры, как символ какой-то неясной собственности. Их называли "чубайсиками". Как, впрочем, и рыжих котов. По ценности они не на много отличались. Главный вопрос был "Что делать с этим неожиданно свалившимся счастьем?". Куда его вложить и как получить за него хотя бы номинал - 10 тысяч тогда еще неденоминированных рублей. В первое время ваучер можно было обменять просто на бутылку.